отношениях

Созависимые отношения. Часть третья

Это третья статья в серии, посвященной созависимым отношениям, природе их возникновения и развития.

Созависимое и Независимое поведение.

В первых двух статьях мы разбирались с тем, что такое токсичная любовь, и почему люди в отношениях часто борются за власть. В этой статье речь пойдёт о двух, казалось бы, противоположных моделях поведения, которые, однако по своей сути, являются просто разными сторонами одной и той же медали: Созависимое и Независимое поведение.

Попытки постоянного контроля ситуации в отношениях – это наша реакция на страх. Это то, что мы делаем, когда пытаемся защитить себя от эмоциональной травмы. Некоторые из нас (классика созависимого поведения) пытаются контролировать людей, всячески подстраиваясь под них. Делают вид, что принимают их точку зрения, вкусы, разделяют взгляды на жизнь и духовные ценности.

Другие (проявление борьбы за независимость) пытаются выстроить систему психологической защиты методом “от противного”. Делают вид, что совершенно не нуждаются ни в ком, и ни в каких отношениях вовсе. В любом из этих случаев такое поведение есть не что иное, как плохо осознаваемая попытка избежать повторения детской моральной травмы, а не осознанный, зрелый выбор определенной модели взаимоотношений. Если наш выбор состоит в том, что мы либо находимся в дисфункциональных отношениях, либо избегаем отношений вообще – то это не выбор, это метание между двумя крайностями.

Две стороны медали

Как классические созависимое, так и классическое “независимое” поведение, по моему мнению, являются лишь сторонами одной медали, имя которой Дисфункциональные отношения”. Они суть два полюса спектра поведенческой системы обороны, основы которой были заложены в раннем детстве. Это способы предохранения от получения повторной психологической травмы, которую давным-давно кто-то нанёс нашему эго, и теперь оно выбирает эту систему защиты всякий раз, когда предполагает возникновение потенциальной для себя угрозы.

Для традиционного созависимосимого человека характерно чувство собственной ничтожности. В этом случае, единственной возможной формой построения отношений является умение угождать другим и оправдывать чужие ожидания в обмен на хорошее к себе отношение. В случае же с контр-созависимой моделью поведения, человек при сближении с людьми чувствует себя уязвимым и выбирает противоположную по своей сути форму психологической защиты. Она заключается в отталкивании от себя людей, максимально возможное увеличение дистанции, иногда довольно агрессивными способами.

Обе модели поведения в равной степени являются дисфункциональными.

Если созависимого спросить, как дела, он начинает говорить о других.Очевидно, что когда человек с такой моделью психологической защиты захочет изменить свою жизненную позицию, то начинать ему стоит с того, чтобы допустить мысль о наличии у него собственных стремлений и потребностей. Процесс осознания собственных желаний, собственных, не зависящих от других людей, целей, может серьёзно дезориентировать. Концепция построения личных границ вызывает растерянность.

Личностный рост – для любого человека всегда сложный и длительный процесс, который может проходить в несколько этапов и занять годы! Это как чистить лук. Снимая слой за слоем, проливаешь кучу слёз, но продолжаешь чистить, ибо понимаешь, что иначе результата не добиться. Также и для человека, чья основная модель поведения заключается в классической созависимости. Каждый следующий уровень роста обязательно вынудит заглянуть в себя ещё глубже. Очень важной частью этого процесса станет понимание того, как поведение и отношение других людей повлияло на нас и на нашу жизнь, начиная с самого раннего детства.

В противоположность классической созависимой модели поведения, контр-созависимость полностью сосредоточена на себе и строит огромные стены, чтобы держать других на безопасном расстоянии. Для тех из нас, кто использует эту модель поведения, даже сама мысль о том, что нужно о ком-то заботиться, угадывать чужие желания, пытаться угодить, кажется совершенно неприемлемой. Всю жизнь мы пытаемся доказать собственную самостоятельность, независимость от других людей. Мы сильны и нам никто не нужен.

Контр-созависимость – это другой край спектра, оборотная сторона медали. Если мы выбираем основной психологической защитной моделью именно эту, то это означает, что мы были так сильно ранены в детстве, что для выживания нам пришлось убедить себя в том, что нам не нужны другие люди. Подходить к ним близко, равно как и подпускать их близко к себе, для нас в равной степени небезопасно.

Каждый из нас строит свою собственную систему психологической защиты. Мы боимся эмоциональной боли и не хотим её получить. Мы вполне можем быть абсолютно самостоятельными и реализованными. Например, с профессиональной точки зрения, но все личные, семейные отношения всегда строим с позиции полной созависимости с партнёром. Либо можем бесконечно метаться из крайности в крайность, меняя свои роли поведения в зависимости от поведения нашего партнёра.

Обе эти модели поведенческих стратегий и психологических защит, призваны защитить нас от чувства брошенности, чувства ненужности и одиночества. Кто-то пытается избежать травмы путём проявления гипертрофированной заботы, услужения во всём и угадывания малейших желаний других людей. Кто-то выбирает прямо противоположную стратегию – не подпускать людей к себе на близкое расстояние, делая вид, что ему никто не нужен, что он вполне самодостаточен в своём одиночестве. К сожалению, очень редко это оказывается правдой – услужливый угодник искренним, а брутальный одиночка самодостаточным. Гораздо чаще за этими системами защиты скрываются всё те же раненые дети…

[Всего голосов: 1    Средний: 5/5]
Поделиться
  • 2
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *